Владимир Маяковский
 VelChel.ru
Биография
Автобиография: Я сам
Хронология
О Маяковском
Семья
Галерея
Поэмы
Стихотворения, 1912—1917
Стихотворения, 1918—1923
Стихотворения, 1924—1926
Стихотворения, 1927—1930
Стихотворения по алфавиту
Хронология поэзии
Стихи детям
  Тучкины штучки
Сказка о Пете, толстом ребенке...
  Что такое хорошо и что такое плохо
  Гуляем
  Что ни страница — то слон, то львица
  Эта книжечка моя про моря и про маяк
  История Власа, лентяя и лоботряса
  Мы вас ждем, товарищ птица...
  Конь-огонь
  Возьмем винтовки новые
  Прочти и катай в Париж и Китай
  Майская песенка
  Кем быть?
  Песня-молния
Пьесы
Обряды
Aгитационное искусство
Подписи к рисункам «Бов»
Статьи
Очерки
Ссылки
 
Владимир Владимирович Маяковский

Стихи детям » Сказка о Пете, толстом ребенке...

 

Сказка о Пете, толстом ребенке,
и о Симе, который тонкий




Жили были
Сима с Петей.
Сима с Петей
 были дети.
Пете 5,
а Симе 7 —
и 12 вместе всем.

1


Петин папа
был преважным:
в доме жил пятиэтажном
и, как важный господин,
в целом доме
жил один.
Очень толстый,
 очень лысый,
злее самой злющей крысы.
В лавке сластью торговал,
даром сласти не давал.
Сам себе под вечер в дом
сто пакетов нес с трудом,
а за папой,
друг за другом,
сто корзин несет прислуга.
Ест он,
с Петею деля,
мармелад и кренделя.
Съест
и ручкой маме машет.
— Положи еще, мамаша! —
Петя
взял
 варенье в вазе,
прямо в вазу мордой лазит.
Грязен он, по-моему,
как ведро с помоями.
Ест он целый день,
и глядь —
Пете некогда гулять.
С час поковыряв в носу,
спит в двенадцатом часу.
Дрянь и Петя
и родители:
общий вид их отвратителен.
Ясно
 даже и ежу, —
этот Петя
был буржуй.

2

Сима
 тоже
 жил с отцом,
залихватским кузнецом.
Папа — сильный,
на заводе
с молотками дружбу водит.
Он в любую из минут
подымает пальцем пуд.
Папа явится под вечер,
поздоровавшись для встречи,
скажет маме:
— Ну-ка,
 щи
нам с товарищем тащи! —
Кашу съев
 да щи с краюшкой,
пьют чаи цветастой кружкой.
У рабочих денег нету.
Симе
 в редкость есть конфету.
Но зато
она и слаще,
чем для Пети
целый ящик.
Чай попив,
 во весь опор
Сима с папой
 мчат во двор.
Симин папа
 всех умнее,
все на свете он умеет.
Колесо нашел
и рад,
сделал Симе самокат.
Сима тоже деловит:
у него серьезный вид.
Хоть ручонки и тонки,
трудится вперегонки.
Из мешка,
на радость всем,
Сима сам смастачил шлем.
Красную надев звезду,
Сима всех сумел бы вздуть!
Да не хочет —
 не дерется!
Друг ребячьего народца.
Сима чистый,
чище мыла.
Мылся сам,
 и мама мыла.
Вид у Симы крепыша,
пышет, радостью дыша.
Ровно в восемь
Сима спит.
Спит, как надо —
не сопит.
Птицы с песней пролетали,
пели:
 «Сима — пролетарий!»
 
3

Петя,
 выйдя на балкончик,
жадно лопал сладкий пончик:
словно дождик по трубе,
льет варенье по губе.
Четверней лохматых ног
шел мохнатенький щенок.
Сел.
 Глаза на Петю вскинул.
— Дай мне, Петя, половину!
При моем щенячьем росте
не угрызть мне толстой кости.
Я сильнее прочих блюд
эти пончики люблю.
Да никак не купишь их:
заработков никаких. —
Но у Пети
 грозный вид.
Отвернуться норовит.
Не упросишь этой злюни.
Щен сидит,
глотает слюни.
Невтерпеж,
 поднялся —
 скок,
впился в пончиковый бок.
Петя,
 посинев от злости,
отшвырнул щенка за хвостик.
Нос
и четверо колен
об земь в кровь расквасил щен.
Омочив слезами садик,
сел щенок на битый задик.
Изо всех щенячьих сил
нищий щен заголосил:
— Ну, и жизнь —
не пей, не жуй!
Обижает нас буржуй.
Выйди, зверь и птичка!
Накажи обидчика! —
Вдруг,
 откуда ни возьмись,
сто ворон слетают вниз.
Весь оскаленный шакал
из-за леса пришагал.
За шакалом
 волочится
разужасная волчица.
А за ней,
 на три версты
распустив свои хвосты,
два огромных крокодила.
Как их мама уродила?!
Ощетинивши затылки,
выставляя зубы-вилки
и подняв хвостища-плети,
подступают звери к Пете.
— Ах, жадаба!
 Ах ты, злюка!
Уязви тебя гадюка!
Ах ты, злюка!
 Ах, жадаба!
Чтоб тебя сожрала жаба!
Мы
тебя
 сию минутку,
как поджаренную утку,
так съедим
или ина́че.
Угнетатель ты зверячий! —
И шакал,
 как только мог,
хвать пузана
 за пупок!
Тут
на Петю
понемногу
крокодил нацелил ногу
и брыкнул,
 как футболист.
— Уходи!
 Катись!
Вались! —
Плохо Пете.
Пете больно.
Петя мчит,
 как мяч футбольный.
Долетел,
 от шишек страшный,
аж
о Сухаревой башни.
Для принятья строгих мер —
к Пете милиционер.
Говорит он грозно Пете:
— Ты ж не на велосипеде!
Что ты скачешь, дрянный мальчик?
Ты ведь мальчик,
 а не мячик.
Беспорядки!
 Сущий яд —
дети этих буржуят!
Образина милая,
как твоя фамилия? —
Петя стал белей, чем гусь:
— Петр Буржуйчиков зовусь.
— Где живешь,
мальчишка гадкий?
— На Собачьевой
площадке. —
Собеседник Петю взял,
вчетверо перевязал,
затянул покрепче узел,
поплевал ему на пузо.
Грозно
  вынул
страшный страж
свой чернильный карандаш,
вывел адрес без помарки,
две
 на зад
 наклеил марки,
а на нос
 — не зря ж торчать! —
сургучевую печать.
Сунул Петю
 за́ щеку
почтовому ящику.
Щелка узкая в железе,
Петя толст —
 пищит, да лезет.
— Уважаемый папаша,
получайте
 чадо ваше!
Страница :    << [1] 2 3 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   #   

 
 
      Copyright © 2018 Великие Люди  -  Владимир Владимирович Маяковский